Установлен новый рекорд по глубоководным погружениям на воздухе

 

Установлен новый рекорд по глубоководным погружениям на воздухе
ПУЭРТО-ГАЛЕРА, АВГУСТ 1999 У БЕРЕГОВ ЭСКАРСЕО УСТАНОВЛЕН НОВЫЙ РЕКОРД ПО ГЛУБКОВОДНЫМ ПОГРУЖЕНИЯМ НА ВОЗДУХЕ

33-лений инструктор PADI из Сэндхерста, Англия, установил новый мировой рекорд по глубине погружения с аквалангом на воздухе. Рекорд был установлен утром в понедельник 26 июля у мыса Эскарсео-Пойнт и составляет 156 метров. Никакого тримикса, никакого нитрокса - старый добрый сжатый воздух. (Не пытайтесь повторить!)

Рекорд глубины погружения с аквалангом на воздухе в качестве дыхательного газа - одна из самых опасных целей не только в подводном спорте, но и в каком-либо виде спорта вообще. Воздействие кислорода на глубинах более 100 метров может вызвать у аквалангиста конвульсии и привести к гибели на месте. Даже если аквалангист вырабатывает в себе определенную устойчивость к смертоносному и мгновенному воздействию кислорода и способен несколько минут находиться на глубине более 100 метров, не уходя в конвульсию, то он все равно беззащитен перед сокрушительным влиянием азота на глубине порядка 140 метров.

Попытки побить мировой рекорд по "глубокому воздуху" вызывают ожесточенные споры - не только потому, что в процессе очень высока вероятность гибели или увечья, но и потому, что сейчас в распоряжении аквалангистов имеется тримикс, в котором часть кислорода и азота в дыхательной смеси заменяется ненаркотическим гелием. Благодаря тримиксу, аквалангистам уже не приходится полагаться на чрезвычайно опасный воздух. Тем не менее, несмотря на доступность тримикса, за прошлые несколько десятилетий предпринималось немало попыток установить рекорд по "глубокому воздуху", причем многие из них со смертельным или околосмертельным исходом.

До 26 июля обладателем рекорда по "глубокому воздуху" был американец Дэн Мэнион, который дошел до глубины от 149 до 155 метров на Багамах в 1994 году - неточность цифры объясняется разночтением между показаниями его двух декомпрессионных компьютеров. Под влиянием острого азотного наркоза Мэнион потерял сознание во время спуска на глубине около 140 метров.

Поддерживающих аквалангистов у него не было, и, судя по всему, в состоянии, близком к состоянию лунатика, он упал на дно, сбросил грузовой пояс и не приходил в сознание до тех пор, пока его не вынесло на глубину порядка 60 метров, где он очнулся под звук своих водолазных часов, которые предупреждали об опасно быстром темпе подъема. После этого погружения Мэнион поклялся никогда более не пытаться побить этот рекорд, и за прошедшие с тех пор пять лет никто не предпринимал в этом плане никаких серьезных попыток.

33-летний Марк Эндрюс, разведен, отец двоих детей, часто обучает своих студентов методике глубоководных погружений на воздухе и оправдывает свою попытку поить рекорд тем, что в результате он стал лучшим и более авторитетным учителем. Наставник самого Эндрюса Хэл Уоттс и по сей день остается обладателем рекорда по глубине погружений на воздухе в подводных пещерах (129 метров), который он установил в начале 70-х.

Кстати, Эндрюс проходил свой курс PADI Advanced в Пуэрто-Галере в 1995 году у старого друга из Англии технического аквалангиста Джона Беннетта из подводного центра "Капитан Грегг". С тех пор Эндрюс и Беннетт держали друг с другом связь и с каждым годом уходили на все большие глубины - Беннетт в Пуэрто-Галера, а Эндрюс - на южном побережье Англии.

В мае этого года Беннетт и менеджер "Капитана Грегга" Чак Драйвер добрались до глубины 209 метров на тримиксе, установив рекорд по глубине погружений в открытом океане без страховочного фала.

Примерно в то же самое время Эндрюс пытался заручиться поддержкой запланированной им попытки побить рекорд по глубине погружений на воздухе в Англии, но, столкнувшись с более чем холодным приемом у английских аквалангистов, решил попытать счастья в компании энтузиастов глубоководных погружений из "Капитана Грегга" в теплых филиппинских водах.

После недельной отсрочки в связи с дождями и сильным ветром, утром 26 июля Эндрюс все-таки предпринял свою попытку. В отличие от Мэниона он заручился поддержкой двух аквалангистов - Беннетта и Драйвера -, которые дышали тримиксом и ждали его на дне.

Эндрюс, с тяжелой баллонной спаркой на спине и с декомпрессионным баллоном поперек живота, ушел под воду около 9 утра в спокойных водах на расстоянии нескольких сот метров от Эскарсео-Пойнт. На глубине пяти метров аквалангист обеспечения Дэран Булл проверил снаряжение Эндрюса и убедился, что все в порядке, утечек воздуха нет.

Примерно две минуты спустя после того, как Беннетт и Драйвер заняли свои места на дне, Эндрюс подал Буллу знак ОК, выпустил воздух из своего огромного компенсатора и начал быстрый спуск вдоль отвешенного спускового конца.

Вскоре он падал сквозь темно-синюю толщу воды со скоростью примерно один метр в секунду.

На глубине 125 метров, в почти полной темноте, Эндрюс стал поддувать компенсатор, чтобы замедлить свое падение. На глубине 140 метров он посмотрел на декомпрессионный компьютер и "увидел огни фонарей на дне". После этого его зрение быстро ушло в туннель. Когда на глубине 156 метров Джон Беннетт схватил его и подал вопросительный сигнал ОК, Эндрюс никак не отреагировал.

- Его лицо было от меня на расстоянии всего сантиметров тридцать, - вспоминает Беннетт, - но его глаза на меня вообще не смотрели. Он уставился на лампу моего фонаря.

- Я ничего не видел, - рассказал нашему корреспонденту Эндрюс. - Я был полностью слеп - все было черным черно.

Согласно плану, Эндрюс должен был достать прищепку и прикрепить ее на спусковом конце, чтобы отметить максимальную достигнутую глубину. Однако он никак не реагировал на происходящее, и Беннетт обыскал его снаряжение, но прищепки не нашел.

- Я решил: на фиг прищепку, - говорит Беннетт, - ему нужно подниматься.

Эндрюс вспоминает, что несмотря на свое практически бессознательное состояние, он ощущал только одно - свою руку на кнопке инфлятора. Потом он почувствовал палец Беннетта, который заставил его нажать на эту кнопку, и он начал свой подъем, пробыв на дне около одной минуты.

"Воздушные экстремальщики" обычно поднимаются с глубины быстро, замедляясь только на глубине менее 100 метров. Аксель Левальд из "Скубаплюс" был первым аквалангистом поддержки на глубине 91 метр. Эндрюс должен был сделать здесь свою первую минутную декомпрессионную остановку для профилактики образования "микропузырьков" в его крови.

- Я увидел свет его фонаря, - вспоминает Левальд, - потом увидел его, но пузырей не было. Я схватил его и спросил, всели в порядке. Ответа не последовало.

Глаза его были как… Левальд широко открывает глаза и изображает лицо наркомана, который тащится под воздействием ЛСД. "Потом я посмотрел на глубиномер и увидел, что мы уже на 76 метрах. Прошло всего несколько секунд.

Дэран Булл, который ждал на 76 метрах, тоже схватил Эндрюса. Аквалангисты заранее договорились, что если Эндрюс будет "в отключке" и не подаст им знак ОК, то они остановят его подъем. Однако сделать это им не удалось, поскольку инфлятор Эндрюса заклинило в положении поддува. Аварийный клапан тоже заклинило!

Воздухом, подававшимся в обе камеры компенсатора Эндрюса, компенсатор раздуло, как воздушный шар и потащило наверх вместе с его владельцем и двумя отчаянно сопротивлявшимися аквалангистами обеспечения с кошмарной силой.

На глубине около 70 метров Эндрюс стал подавать признаки понимания проблемы. Он стал пытаться отстегнуть декомпрессионный баллон, подал Левальду знак ОК, и тот оставил его.

- Я попытался выбраться из своего снаряжения, - вспоминает Эндрюс, который в тот момент решил, что если сбросит компенсатор и баллоны, полагаясь на близость двух аквалангистов обеспечения, то это будет гораздо безопаснее неконтролируемого подъема с глубины, давление на которой составляет 16,6 атмосфер.

Кроме того, говорит он, он не хотел, тащить двух своих товарищей навстречу гибели. Булл, тем не менее, следовал за Эндрюсом еще метров двадцать-тридцать, но Эндрюс застрял в своем раздутом компенсаторе и летел к поверхности, продолжая ускоряться.

- Воздух у меня в легких расширялся так быстро, - вспоминает Эндрюс, - что рвался у меня изо рта, из носа. Потоком мне сбило маску с лица. Воздух даже пошел по пищеводу мне в желудок. Я увидел, как мой живот под гидрокостюмом раздувается.

Камерный компенсатор Эндрюса, изготовленный компанией "Кастом дайверс" в Англии с покрытием из нейлона-1200, наконец порвался на глубине 20 метров. Однако инерции вполне хватило, чтобы несколько секунд спустя Эндрюс, его баллоны и его вспоротый компенсатор выскочили из воды на расстоянии всего нескольких футов от водолазной платформы.

Эндрюс помнит, как после этого он повис в воде вниз головой, запутавшись в своем полусброшенном снаряжении. Он одел маску, которая висела него на шее.

- Я посмотрел на часы, они показывали глубину два с половиной метра. Просто не верилось, что легкие остались внутри меня.

С помощью ошарашенного аквалангиста, обеспечивавшего поддержку на поверхности, Эндрюс окончательно сбросил баллоны и компенсатор и, дыша из октопуса товарища, начал спускаться вниз. На шести метрах его встретил Дэран Булл, который передал ему свой регулятор на длинном шланге. Булл и Эндрюс спустились на 18 метров и начали двухчасовую аварийную декомпрессию, во время которой ничего особенного не происходило.

После 11 часов Эндрюс вышел на поверхность, подышал 15 минут чистым кислородом и отправился обедать в ресторан Сабанга. Шесть часов спустя он уже праздновал рекорд с друзьями в своем дайв-центре.

Будет ли он предпринимать еще одну попытку?

- Ну, конечно, не так глубоко, - говорит Эндрюс и честно признается, что у него до сих пор побаливают легкие и живот. - Ходить так глубоко без поддерживающих аквалангистов на дне - просто самоубийство. 

The Underwater News